Главная Регистрация RSS
Приветствуем Вас, Гость


Поиск по сайту
Форма входа
Логин:
Пароль:
Наша погода

Гимны Российской Федерации и Республики Башкортостан

Гимн РФ (оркестр)

Гимн РФ (гр. Любэ)

Гимн РБ (оркестр)


(не забудьте подключить колонки)

ваш браузер
-

Праздники России
Праздники России
Телефоны Доверия
ФСБ России
8(495)224-22-22
E-mail: fsb@fsb.ru
МВД России 8(495)237-75-85
ГУ МВД РФ по ПФО
8 (3121)-38-28-18
МВД по РБ 8 (347)-128,
с мобильного — 128
МЧС РФ 8(495)449-99-99
ГУ МЧС РФ по РБ
8(347)233-9999

Главная » 2013 » Октябрь » 4 » Из Зигазы — в большой мир
12:13
Из Зигазы — в большой мир
Выходцу из Зигазы 73-летнему ветерану магнитогорского металлургического комбината Николаю Васильеву, который недавно побывал в нашей редакции, есть о чем рассказать молодым. Часть его воспоминаний мы сегодня публикуем.

Туканская закалка
- Сегодня мало кто помнит, - говорит Васильев, - что обучение в 8-х, 9-х, 10-х классах в 50-е годы времена в Туканской школе было платным. В год надо было заплатить 150 рублей. Мы с сестрой (Галина Александрова сейчас живет в Белорецке) тогда двое в семье заканчивали школу. Значит, за нас родителям надо было заплатить 300 рублей в год. Учитывая, что отец зарабатывал 42 рубля в месяц, обучение детей для родителей было очень сложной задачей. У нас в Зигазе была только семилетняя школа, а потому к понедельнику со всех девяти деревень округи ученики с картошкой и хлебом в котомках сходились в Тукан, в школу. А в конце недели, в субботу вечером в любую погоду собирались на окраине Тукана и, как ручейки по горам, бежали на свидание с домом. Зимой в сильные снегопады и бураны всей школой ходили на рудник чистить от снега пути, чтобы не остановить поставку руды на Белорецкий металлургический комбинат. А в мае, по воскресеньям пилили в лесу дрова, чтобы зимой было чем топить десять школьных печей. Весь сентябрь трудились в колхозах Узяна и Верхнего Авзяна.
Окончив школу, я уехал в Магнитогорск, где вместе с Васей Наумкиным, который потом стал дважды Героем Социалистического труда, поступил в 13-е ремесленное училище. Начинал я трудиться на прокатном стане, где освоил все рабочие специальности. Вечерами бегал в институт. В те же годы уже был мастером, старшим мастером, участвовал в перестройке и рационализации стана. При проектной мощности полмиллиона тонн в год, наше оборудование выдавало 1,1 миллиона тонн проката. В числе других рабочих был награжден орденом Трудового Красного Знамени. А еще должен сказать, что мы, выпускники двух десятых классов 1957 года Туканской средней школы, собрались вместе только через пятьдесят лет в 2008 году. Каждому предоставили восемь минут для отчета. Оказалось, что туканцы побывали на всех континентах. Вертолетчик М.П. Калугин строил газопроводы в Тюмени и на Таймыре. Квашнин и Тихонов работали в ядерном центре наукограда в подмосковной Дубне. Мне довелось строить и пускать металлургический завод в Хелуане (Египет). Все это и многое другое описано в книге памяти, хранящейся в школьном музее. В этом году, надеюсь, состоится наша очередная и, возможно, последняя встреча одноклассников, поскольку всем нам уже за 70 лет. Так что, пожалуй, хорошую закалку дала нам школа, коли мы не потерялись и не пропали в этом мире и состоялись как граждане России!
- Двое моих сыновей трудятся на магнитогорском металлургическом комбинате, - говорит Васильев. - Один нагревальщик, другой – электрик. Жена сейчас со мною, в Зигазе. На лето берем поросенка. Асфальт в городе не кормит. Пиво, водку не пьем. На гармошке играем и песни сочиняем. Уже полсотни сочинил. Скоро буду авторский концерт готовить, – хохочет ветеран.
Главная же моя задача в текущем году, - еще раз собрать одноклассников. Надеюсь, и в этом году все получится.

Египетские зарисовки

В 1976 году, меня, как специалиста, командировали в Египет на завершение строительства и ввод в работу стана-450. Об этом периоде биографии я расскажу подробнее.
Из Магнитогорска выезжали в 30-градучный мороз, а в Каире было 25 градусов тепла. В городе Эль-Табин, что в 40 километрах вверх по течению Нила, нас держали в домах за колючей проволокой и с часовым у ворот. На работу возили на автобусе с сопровождающим, который всех знал в лицо, но ни с кем не разговаривал. Однажды нас повезли на экскурсию на Суэцкий канал. Кругом воронки от взрывов, пальмы, пораненные осколками снарядов. Сам же канал был наполовину засыпан песком. Как раз в это время проплывал советский сухогруз. Мы стали махать руками и к нам вышел капитан, спросивший через рупор: что, мол, вы тут делаете? Узнав, что мы строим металлургический завод, капитан пожелал успехов, и вскоре корабль скрылся из виду. Следом прошел японский контейнеровоз. Так, с интервалом в 15 минут по каналу следовали корабли из Средиземного моря в Красное. Ночью же их движение было в обратную сторону – так здесь чередовались приливы и отливы.
Еще в Египте сохранилось до сотни пирамид. Из моего окна видны были три. Моему сынишке тогда было четыре года, и мы втроем с женой ездили их смотреть. Тогда я поставил сына на край песчаной воронки и отошел на три метра, чтобы сфотографировать, но обернувшись, увидел, что мальчишку снесло в песок на полтора метра, и он продолжает тонуть. Кое-как я вытолкал его из воронки и на четвереньках сам выбрался из зыбучей западни.
За два года работы в Египте я побывал на пирамидах Джосера, Униса, Сарапсуме, в Гизе - у пирамид Хеопса, Хефруна и Меккерена. Но сначала расскажу, как мы там работали. В 1976 году умер лидер египетской революции Гамаль Аб Эль Насер. За недолгий, но яркий путь он успел национализировать всю промышленность, морские порты и землю (создал 4000 кооперативов, а латифундистам оставил по 10 акров). Заключив с Советским Союзом ряд соглашений, он построил Ассуанскую плотину с гидроагрегатами, мощности которых и сейчас хватает на весь Египет, а также половину Ливии и Судана. Гамаль умер внезапно, его кремировали и положили в усыпальницу. На смену ему пришел ставленник США Анвар Садат, отменивший его преобразования. Он вернул собственникам их предприятия, латифундистам – землю, да еще и выплатил им неустойку. Последовавшая вскоре семидневная война с Израилем подорвала экономику страны. Садат пересмотрел свою политику с СССР. Если еще в начале 1977 года в Эльтабине в магазине «Дружба» мы покупали доставленные с родины муку, костромское масло и мороженую рыбу, то вдруг все это с прилавков исчезло. Возник дефицит хлеба. В ответ Египет потребовал с нас плату за проход кораблей по Суэцкому каналу, хотя до сих пор их пропускали в счет пятимиллиардного долга Египта перед СССР. Потом наши прекратили поставку угля для коксовых батарей. Египтянам пришлось пустить доменные печи на малый ход. Пока заключали договор на поставки кокса из Испании, прошло пять месяцев. Прокатные станы не работали, доменная печь давала только «козлы», которых вывозили за территорию завода. Впоследствии этот застывший чугун купили и вывезли к себе японцы. Далее египтяне остановили поставки в СССР хлопка. В результате в советских магазинах исчезли носки. Наши отказали в поставках прокатных валков и нефтепродуктов на завод в Суэце. И так без конца.
- Мы- бедная страна, - сказал по телевидению Садат. – На каждого жителя у нас приходится по три лепешки (Садат демонстрирует телезрителям самую ходовую египетскую пищу). Вот я убираю одну лепешку. Ее съели советские специалисты, которых слишком много в стране. Вам осталось лишь по две. Пять миллиардов долга Советам платить не будем.
Чтобы разорвать контракт и не платить неустойку, требовалось найти причину, по которой советского специалиста можно было объявить персоной «нон-грата» и в 24 часа выдворить из страны. Тут же были приглашены немецкие, английские, японские и американские инженеры для проверки нашей работы. Проверка шла полгода. Управляющий совета директоров Абуран получил установку дискредитировать работу советских. Лично мне для первой проверки дали задание спроектировать вводную роликовую коробку для прокатки квадрата 60 на 60 мм. Проект я начертил на миллиметровке и отдал в технический отдел. Через пару дней египетский сотрудник нашел меня в офисе и объявил, что чертежи пересняли и отправили на проверку в Западную Германию. К этому времени из Эль Табина уже выгнали столько наших, что для их отправки потребовалось два самолета ТУ-154. Дома я объявил жене, что нам тоже надо готовиться к отъезду. Но через 20 дней пришел ответ, что моя конструкция работоспособна и замечаний к ней нет. Тут мне сформулировали задачу вместо наших прокатных валков заказать подобные в Бельгии, Индии и Японии. Пришлось изучать стандарты на эту продукцию стран-изготовителей. И опять мои предложения отправили на проверку, на этот раз в Японию. И снова я прошу жену собрать чемоданы, поскольку из 600 наших специалистов оставалось всего 50. Но и в этот раз пришел ответ: задание выполнено грамотно. Больше египтяне меня не проверяли.
– Как скажете, мистер Васильев, так мы и сделаем, - говорил мне чиф кибир (начальник цеха) Зиад Эль Щербини.
Не раз я и сам обнаруживал ошибки в проектах, которые нужно было исправлять без лишней огласки. Это вполне объяснимо – среди наших проектировщиков всегда хватало людей, прежде не работавших на производстве и слабо понимающих, что же именно они рисуют. Между тем, в работе за рубежом такие ошибки оборачивались рекламациями, неустойками, снижением стоимости проекта и, как сейчас говорят, репутационными потерями. Так в режиме постоянного контроля за качеством строительства и выполнением проекта прошел год. Еще в четырех ситуациях мне удавалось вскрыть серьезные ошибки проектировщиков и оперативно исправить положение.
Тут под угрозой отправки в Союз оказался наш инженер Александр Гунькин, работавший на старом Хелуанском заводе. Но секретарь парторганизации Прасолов с консулом (все трое с Украины) решили его оставить, а отправить меня. Пожалели земляка. Стоит сказать, что досрочная отправка специалиста домой была немалым позором. Когда они с таким предложением пришли к Щербини, тот ответил: «Я знаю Гунькина по работе в Хелуане и менять на него мистера Васильева не буду.» Так меня оставили работать в Египте еще на год. По окончании монтажа каждого агрегата составлялся акт приемки, в котором моя подпись была последней. Подписал документ и все – оборудование переходит к эксплуатационникам. Мы написали все технологические инструкции с указанием возможных неисправностей и способов ремонта, а также инструкции по технике безопасности. Перевели все это на английский и арабский языки. К этому же времени заканчивалась проверка технических решений и рекомендаций, выдаваемых нашими инженерами и специалистами, приглашенными арабской стороной. В отчете было сказано, что лучших рекомендаций, чем наша работа, проверяющие дать не могут. Так в очередной раз я убедился, что истина дороже политики. Настоящий технолог не может в угоду политике пойти против истины. За хорошую работу египтяне вручили мне швейцарские часы.
Теперь о погоде, свадьбах и похоронах в Египте.
За два с лишним года нашей жизни в Эль Табине не выпало ни капли дождя. На небе – ни облачка. Беспощадное солнце выжигает все, что не поливается из Нила. Только три процента земли вдоль Нила заняты поливными культурами, остальное - стерильный песок. Лишь однажды вечером в феврале набежала тучка, и полетели редкие белые «мухи», растаявшие не долетев до земли. Ветер постоянно дует от Средиземного моря на юг в сторону Судана. Самая жара с температурой до 37-38 градусов начинается в мае. Солнце больше похоже на разогретую сковородку. На него можно смотреть незащищенными глазами, как на Луну. Дышать нечем. Нос, как в парной бане, обжигает горячим воздухом. К тому же в мае с некоторыми перерывами дуют ветры – хамсины (пятьдесят дней).
В воздух поднимается мелкая песчаная пыль, которая скрипит на зубах, першит в горле, попадает в продукты. При этом, если обливаться водой, можно прихватить простуду.
Но на поливных землях собирают по два-три урожая в год. Под финиковые пальмы сажают картошку, лук, пшеницу, которой здесь не хватает, а потому хлеб дорог, как, впрочем, соль и сахар. Каждая финиковая пальма имеет своего хозяина. Раз в год с нее спиливают один сучок и ветки идут на крыши в глинобитных домах. Пустующих плодородных земель в Египте нет. Каждый ее клочок закреплен за какой-либо семьей. Если ее и продают, то не условную площадь, а на вывоз – машинами. Эти участки можно видеть, сравнивая с соседними. 90 процентов грузов в Египте перевозят автомобили. По обеим сторонам Нила хорошие дороги. Ни дождей, ни морозов нет. А потому асфальт в Египте служит дольше, чем у нас.

До постройки Асуанской плотины Нил летом разливался и заполнял илом вырубленные участки земли. Теперь река не разливается, и на полях почти нет ила, но все равно вода в реке очень грязная, так как весь мусор сваливают на берега и его смывает в реку. Лодки под парусами плывут вверх против течения, потому, что в этом направлении всегда дует ветер. Если надо плыть по течению, достаточно убрать парус.
Однажды у нас на глазах один египтянин достал пистолет, и взялся палить по шедшей под парусом лодке. Двое в лодке сложили парус и причалили к берегу и долго о чем-то спорили со стрелком. Затем они уселись в лодку, подняли парус и уплыли по своим делам. Нам чудной египтянин пояснил, что эти люди убили одного из его родственников.
- Пока не отомщу – не успокоюсь, - кипятился он.
Если водитель задавил ребенка, он обязан похоронить его за свой счет. На бампер его машины вешают детский ботинок, чтобы все знали, что это опасный водитель. Умершего человека хоронят в тот же день до заката солнца. Тело заворачивают в простыню, кладут на доску и несут на плечах. В похоронах участвуют только мужчины, а женщины присутствуют в качестве плакальщиц. Кричат, воют, плачут и посыпают голову песком. Если умершему не вернули долг, то покойника несут к должнику и стоят там до тех пор, пока тот не расплатится. Здесь же своими воплями нагнетают обстановку и плакальщицы.
В стране сухой закон. Я был на свадьбе. Мне надлежало принести букет цветов и поставить у ног пригласившего меня молодожена, поздравить молодых и пожелать им много детей. В ответ получаешь бутылочку пепси и пирожное. Ни водки, ни пива. Каждый третий египтянин в возрасте до 35 лет не женат, так как не может накопить десять тысяч фунтов и уплатить бакшиш – выкуп за невесту.
За два года работы в Египте у меня накопилось немало знакомых и друзей, так что я не могу равнодушно относиться к волне революций, прокатившейся по Ближнему Востоку - «Арабской весне». Знаю, что многое в этих странах происходит не так, как хотелось бы большинству населения. Не последнюю скрипку в этой, своего рода «арабской симфонии» играют крупнейшие страны, еще с прошлого века «рулившие» арабами. Все же я надеюсь, что народ Египта сможет решить все политические проблемы, а построенные нами промышленные объекты помогут поднять экономику этой страны.

Автор: Николай ВАСИЛЬЕВ, Зигаза.
http://www.belrab.ru/archive/art.php?id_article=4821
Просмотров: 635 | Добавил: BorisM

Сайт партии Единая Россия РБ
Официальный сайт сельского поселения Зигазинский сельсовет муниципального района Белорецкий район Республики Башкортостан © 2018